Шахта «Юнком»: взорвали, теперь зальют. Чем это грозит Ростовской области

15 Апр 2018 | Автор: | Комментариев нет »

Шахта "Юнком": взорвали, теперь зальют. Чем это грозит Ростовской области

Министерство угля и энергетики самопровозглашенной ДНР официально заявило, что с 14 апреля 2018 года будет полностью остановлена откачка воды на легенде Донбасса – объекте "Клюваж", шахте имени Юных коммунаров ("Юнком") под Енакиево. Шахта, на которой в 1979 году был произведен единственный в СССР ядерный взрыв в горных выработках, будет затоплена. Что прячется в глубинах шахт Донбасса и чем угрожает выход на поверхность шахтных вод региону, всей Украине и южной житнице России – Ростовской области?

Указ Петра I "О приискании на Дону и в Воронежской губернии каменного угля и руд" датирован 7 декабря 1721 года и является точкой отсчета существования Донецкого каменноугольного бассейна. Этот указ, кроме всего прочего, напоминает нам, что исторический Донбасс – это не только Донецкая и Луганские области Украины, но и часть соседних Днепропетровской (Западный Донбасс) и северо-западной части Ростовской (Восточный Донбасс) области Российской Федерации. А загрязненные шахтные воды, о повсеместном подъеме которых трубят ученые, в зоне войны попадают в Северский Донец, далее в Дон и общее для Украины и России Азовское море.

За всю историю промышленного Донецкого каменноугольного бассейна здесь было прорыто около тысячи шахтных стволов. Шахты тут были не только угольные, в течение Северского Донца попадают не только шахтные воды. Тот же угол – Енакиево – Горловка – Никитовка – богат на сюрпризы. Здесь, кроме капсулы с радиоактивной водой на месте ядерного взрыва на шахте "Юнком", находятся закрытые и бесконтрольно затапливаемые выработки Никитовского ртутного комбината, а на бывшем Горловском казенном заводе также находятся обширные залежи химических отходов. Завод официально производил взрывчатку, неофициально местные говорят о химическом оружии. Отходы с оставшегося под открытым небом полигона хранения в 1988 году протекли вместе с талыми водами вниз в шахтные выработки шахты "Александр-Запад". Тогда погибли шахтеры и четверо спасателей, одеты они были в герметичные изолирующие костюмы, но оказалось, что здешний химический раствор не "держала" никакая защита. Шахту закрыли и изолировали, катастрофу замолчали, огромный полигон остался на месте и находится в считаных километрах от ближайших минометных позиций противоборствующих сторон.

Режим секретности

Вокруг этих мест под Горловкой четвертый год идут бои, шахты вдоль линии фронта разбиты и на них прекращена откачка воды. Мало того, по этим местам проходит канал Северский Донец – Донбасс, питающий питьевой водой весь регион. Его русло многократно повреждено артиллерийскими обстрелами, вода уходит под землю и тоже заливает шахты, а все горные стволы и выработки в этих местах связаны между собой. Именно под каналом, кстати, находится и шахта 2-бис, на которой добывали ртуть, в случае обрушения этой шахты канал "уйдет" вниз, пресной воды лишится половина региона.

Линия фронта в той же Луганской области идет по реке Северский Донец, и очистные сооружения на реке в силу этого простого факта тоже который год не ремонтируются и не обслуживаются должным образом. Воду из Северского Донца в Ростовской области используют в мелиорации и при поливе полей.

Экологические риски войны в Донбассе столь катастрофичны, что их стараются лишний раз не выносить наружу для широкой общественности. Но обсуждение в экспертных кругах идет постоянно, ибо здесь кровно пересекаются интересы Украины и России, и здесь непубличный диалог донецких, московских и киевских ученых на нейтральной территории не прекращается (Радио Свобода известно как минимум о двух встречах ученых и экспертов всех сторон на территории нейтральных стран, который организовывал швейцарский фонд "Гуманитарный диалог"). Подконтрольные Украине территории географически находятся ниже неподконтрольных и при неконтролируемом закрытии шахт и прекращении водоотлива в самопровозглашенных республиках резко повышается нагрузка на насосы и заливает украинские шахты на другой стороне линии фронта. Россия же не только контролирует все происходящее в самопровозглашенных республиках, но и получает грязную воду по рекам на своей территории.

Министерство угля ДНР не скрывает, что наряду с профильным донецким институтом разработкой проекта "мокрой" консервации места ядерного взрыва занимались и Институт "Шахтопроект" (г. Санкт-Петербург), Федеральное государственное бюджетное учреждение "Гидроспецгеология" и АО "ВНИМПИпроекттехнология" (г. Москва).

"ВНИМПИпроекттехнология" сейчас – это инжиниринговый центр Уранового холдинга "АРМЗ", находится в структуре "Росатома" и именно соблюдаемым там строгим режимом секретности источник Радио Свобода объясняет засекреченность подробностей проекта "мокрой" консервации шахты "Юнком". Именно институт ВНИМПИпроекттехнологии в советское время отвечал за проведение взрыва на шахте "Юнком" в 1979 году и обладает всей информацией о характере ядерного заряда и итогах эксперимента.

"Мокрая" консервация

Местное объединение "Орджоникидзеуголь" потеряло в военных действиях 2014 года пять шахт, откуда соответственно перестали откачивать воду. Летом 2017 года было принято решение о закрытии еще двух шахт – "Полтавской" и "Красный Октябрь". Их подвергают "мокрой" консервации. Говоря проще – демонтируют насосы, оборудование, часть сдают на металлом, часть используют, а шахту бесконтрольно заливает вода. Обычно этот процесс продолжается год-два, еще через некоторое время (обычно всего три года) шахтные выработки "схлопываются", вода под диким давлением породы устремляется вверх, разрушая все по пути, – все это выглядит как техногенное землетрясение силой до четырех баллов.

"Полтавская" и "Красный Октябрь" – шахты, связанные подземными выработками с объектом "Клюваж", их закрытие автоматически означало, что старые насосы над капсулой ядерного взрыва не смогут справиться с притоком новой воды, в принципе. Насосы нужно было либо менять, либо принимать решение о "мокрой консервации" и этого объекта.

"Клюваж" (переводится с французского как "расслаивание, расщепление". – РС) – официальное название объекта на шахте имени Юных коммунаров. Эта шахта была самой загазованной в СССР, и ядерным взрывом хотели добиться ухода газа из горных выработок через многочисленные образовавшиеся трещины. Эффекта добиться не удалось, и в 2001 году шахту окончательно закрыли, но режим откачки воды соблюдался строго даже в самые "голодные" времена украинской независимости. На месте взрыва под воздействием запредельной температуры образовалась оплавленная стекловидная капсула диаметром около 30 метров, заполненная радиоактивной водой. Вот ее и старались держать в относительной сухости.

– Нами была в свое время была проведена экспертиза, согласно которой рекомендовалось, что объект "Клюваж" должен храниться с откачкой воды, чтобы не было выхода радионуклидов на поверхность, и это официальная позиция нашего органа, – поясняет Тарас Козулько, спикер Государственной инспекции ядерного регулирования Украины. – Другой вопрос о рисках, которые существуют. Объект все же находится на глубине около одного километра и какова будет концентрация радиации и последствия для населения при его нынешнем режиме закрытия никто точно не скажет. Мы не можем сказать и в какие сроки эта шахта заполнится водой, и когда она может разрушиться – это вне нашей компетенции. С 2014 года доступа к объекту "Клюваж" мы не имеем.

Известный гидрогеолог, доктор технических наук Евгений Яковлев возглавлял группу, которая вела полевые исследования на Донбассе в ходе этой войны, он участник непубличных встреч ученых России и Украины по поводу экологической ситуации в регионе. Говорить о непубличной части своей деятельности ученый не стал, но на некоторые вопросы Радио Свобода ответил.

– Почему возникла идея перейти к мокрой консервации объекта на месте ядерного взрыва?

– Поддерживать водоотлив с глубины около одного километра в шахте "Юнком" и сразу автоматически в связанных с ней двух соседних шахтах – "Полтавской" и "Красный Октябрь" – дорогое удовольствие. И поэтому возникает желание выйти на затопление шахт и подобрать этому какое-нибудь удобное объяснение. В 2002 году мы с еще одним моим коллегой прошли по двум выработкам-уклону, где закладывался ядерный заряд, и по штреку под самой камерой. Померяли радиоактивность там – она была близка к фоновой, с повышением в зонах нарушений капсулы, где мигрировали соединения урана – до 15–18 микрорентген в час. Тогда же с Датской геологической службой, горняками и Национальной комиссией по радиационной защите была выработана и обоснована схема, что целесообразно для стабилизации ситуации было произвести работы. Предлагалось внизу под радиоактивной капсулой сделать закладку жестким сорбентом циалитом, а с боков камеры такую же бентонитом – он при увлажнении набухает и становится непроницаемым. Мы тогда обнаружили, что в прудах-отстойниках, куда идет сброс шахтных вод, в том числе шахты "Юнком", вода имела повышенный в 2–3 раза по сравнению с общим радиационный фон! Это всех нас насторожило. Поэтому и были выработаны эти рекомендации. Сейчас же никто нам не сообщил при прекращении откачки воды (на шахте "Юнком". – РС), в чем улучшена система мониторинга за миграцией радиации? Причем и при спокойном сжатии камеры, и в аварийном, когда возможен выброс радиоактивной воды на поверхность и есть ли система прогнозирования этих ситуаций? Проведены ли какие-либо изолирующие подготовительные работы? По консервативной схеме все же эти моменты надо было разработать и как-то смоделировать, и спрогнозировать.

– Вынос водой радиоактивности наружу не единственная опасность? Можно ли рассчитать, сколько продержится эта шахта и устоит ли капсула с радиоактивной водой в таком случае?

– Рассчитывать на то, что устоит, конечно, нельзя, потому что бурение зондировочных скважин в 1989 году показало, что там уже имелась осыпь и разрушения этой капсулы. И примерно четвертая часть объема капсулы уже была заполнена обрушившимся материалом. Дальше рассчитывать ситуацию нужно по консервативной схеме – будет схлопывание и залповый выход радиоактивности в количестве где-то 50 кюри, растворенной в том объеме воды, который к тому времени скопится в этой шахте и соседней "Красный Октябрь". Движение ее может быть по выработкам на украинскую сторону в выработки той же шахты "Южная". Или эта вода пойдет в подтопление прилегающей территории, тут будет риск смещения радиоактивного фона, может не аномального, а сигнального загрязнения.

– А в Северский Донец эта вода может попасть?

– Так эта шахта как раз и находится при водораздельной части, скорее всего по сбойкам выработкам она и попадет на водоотлив в сторону Северского Донца.

– Я знаю в 2016 году вы проводили исследования загрязненности Северского Донца при входе в зону конфликта и при выходе его на территорию Российской Федерации.

– Ну да, там повышение минерализации воды при входе в зону донецкую и выходе из нее происходит в три раза, а вот по микрокомпонентам, органохимии в отдельных анализах повышение идет в 8–10 раз.

– Чем это грозит сельскому хозяйству Ростовской области?

– Будет загрязнение грунтов и сельскохозяйственной продукции при использовании этой воды для полива и мелиорации. Все это требует оценки.

– Оценки требует, но по факту уже происходит четвертый год?

– Оно не происходит, а усиливается! Это все началось где-то двадцать лет назад, когда только начался процесс практически неуправляемого затопления шахт. Мы здесь, в отличие от Германии, из-за отсутствия денег, наверное, ушли от тактики удержания минерализованных шахтных вод на больших безлопастных глубинах, чтобы исключить их смешивания с пресными водами и активного стока в реки. А война с учетом нескоординированного закрытия шахт сделала этот процесс вообще неуправляемым. Весь Донбасс – это ведь практически сообщающиеся сосуды, довоенные шахты, дореволюционные, всевозможные нелегальные шахты-копанки – их расположение неизвестно толком. И, кроме того, процесс закрытия шахт и на неконтролируемой территории в этих республиках, и на украинской территории идет по несогласованной схеме, что наиболее тревожно.

– Получается, что удержать водоотлив на "Юнкоме" из-за военных действий и закрытия шахт у России и шансов не было?

– В том, что вы говорите, есть очень тревожный момент. Есть такие очень плохие проявления и на нашей территории. В той же Первомайской группе шахт на шахте "Золотое" работы идут на большой глубине, а на той территории пошло затопление шахт "Первомайская", "Родина" и выявилось, что воды пошло в эту нашу шахту в три раза больше обычного! Это не перегружает насосы, это создает риск затопления насосной станции и создания аварийной ситуации! Там руководство быстро и адекватно прореагировало, но им нужна помощь правительства на новые насосы, больше лимиты электроэнергии, пути водоотведения. Нарастание всех этих ситуаций с ускоренным подъемом шахтных вод к поверхности и переливания их из шахты в шахты неизбежно повлияет на шахтерские города. Их примерно полсотни городов и поселков стоит над выработанными пространствами! И мы входим в ситуацию, когда неизбежно будут и подтопления, и засорения, и выходы метана на поверхность под давлением воды и создания взрывоопасных ситуаций в подвалах, на первых этажах зданий. И в целом, засолением, подтоплением, загрязнением всего стока воды, вне всех военных и политических рисков, создается огромная опасность для жизнедеятельности всего региона. В природе границ не существует, работают только физические законы.


Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
Яндекс.Метрика
Наши партнеры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

info@vesti-news.moscow

О сайте

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников — имеют обратную ссылку на материал в интернете или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. Если Вы обнаружили на нашем сайте материалы, которые нарушают авторские права, принадлежащие Вам, Вашей компании или организации, пожалуйста, сообщите нам.